Калашников Клуб

Доступно в RuStore

Открыть

Тактический революционер уличного противостояния

28 декабрь 2023

Комментариев нет

Пистолет-пулемет системы Шпагина по праву считается одной из лучших моделей оружия периода Второй мировой войны в своем классе. Благодаря этому изделию стало возможным проводить операции с применением массированного автоматного огня, что сыграло решающее значение в условиях городских боев. Эта рожденная в Сталинграде тактика применяется и по сей день. «Калашников Клуб» расскажет своим участникам о том, за что и почему ППШ-41 пользовался заслуженным уважением бойцов всех армий, которым когда-либо приходилось его использовать.

Ошибочные выводы

Пистолеты-пулеметы, появившиеся в 1917–1918 годах в качестве дополнения к более тяжелому автоматическому оружию, советскому военному руководству вначале перспективными не показались. Опыт их эффективного применения штурмовыми частями германской, итальянской и австро-венгерской армий был налицо, однако в силу идейных предубеждений разработки ПП в Советском Союзе не велись до 1927 года. Согласно официальной точке зрения, оружие данного класса воспринималось как инструмент для правоохранителей, а пистолетный патрон, который им применялся в качестве боеприпаса, был недостаточно мощным для использования в полноценной боевой работе.

Первые разработки

Времена менялись, как менялись и точки зрения. Советские конструкторы сначала в инициативном порядке, а затем по указанию из наркомата обороны начали работы по созданию собственных систем пистолетов-пулеметов. Период 1927–1940 годов был отмечен появлением вполне работоспособных систем, таких как ППТ-27, РПД 34/40, ПП Шпитального, Прилуцкого и Коровина.

На вооружение РККА поступил лишь ПП Дегтярева. Однако в силу низкой технологичности производства, сложности устройства и наличия подлежавших устранению недостатков конструкции ППД производились ограниченными партиями и в войска поступали в крайне малом количестве.

Политические катаклизмы второй половины 1930-х годов прошлого века поставили ребром вопрос о необходимости создания эффективной конструкции пистолета-пулемета, пригодного для крупносерийного производства, простого в устройстве и обладающего низкой себестоимостью. В 1940 году к участию в конкурсе, объявленном ГАУ, было представлено два проекта, одному из которых предстояло стать альтернативой и заменой ППД 34/40, — это были пистолеты-пулеметы систем Георгия Шпагина и Бориса Шпитального.

В ходе полигонных испытаний было выявлено превосходство ПП Шпагина по таким показателям, как ресурсная живучесть, способность работать в условиях повышенного загрязнения и запыления, простота устройства и технологичность изготовления. Ввиду острейшей актуальности решения проблемы работы над моделью, получившей всемирную известность под обозначением ППШ-41, были проведены в небывало короткие сроки.

Залог успеха

Первый работоспособный образец был создан Георгием Шпагиным 26 августа 1940 года. Опытную партию в количестве 25 экземпляров изготовили к октябрю, сразу же инициировав в ее отношении тестовую программу. После осенних испытаний пистолет-пулемет был одобрен и принят на вооружение РККА в конце декабря 1940 года.

При разработке конструкции пистолета-пулемета был учтен опыт применения оружия данного класса, накопленный в ходе войны 1939–1940 годов. В результате созданная модель отличалась повышенной ресурсной живучестью и абсолютной неприхотливостью в отношении обслуживания. ППШ-41 прекрасно выдерживал самые варварские эксплуатационные нагрузки, а его автоматика отличалась надежностью работы в условиях критических температур любой климатогеографической зоны.

В первые месяцы начала ВОВ концентрация ППШ-41 в войсках была невелика, и ощутимого влияния на общий ход кампании это оружие оказать не могло. Его звездным часом стали события Сталинградской битвы периода осени-зимы 1942–1943 годов. Именно в ходе этой операции были разработаны и отточены основы тактики городских боев, решающим фактором успеха в ходе которых должно было стать массированное применение автоматического огня. ППШ-41 составили основу стрелкового вооружения штурмовых инженерно-саперных бригад (ШИСБр), специализировавшихся на уничтожении огневых точек и узлов обороны противника, прорыве укреплений и захвате зданий.

Стрельба из ППШ-41 сопровождалась комфортной отдачей даже в тех случаях, когда велась непрерывными очередями. Подброс ствола был минимален благодаря конфигурации передней части штампованного кожуха ствола, выполнявшей функции дульного компенсатора. Стабильность оружия при стрельбе обеспечивалась его массой. Вес ПП с примкнутым барабанным магазином без патронов равнялся 3,6 кг, масса с полным боекомплектом достигала 5,4 кг. Применяемый боеприпас — пистолетный патрон калибра 7,62×25 мм ТТ — по показателям эффективной дальности, настильности и пробивной мощи превосходил германский аналог — 9×19 mm Luger.

За период ВОВ общее количество ППШ-41, произведенных советской промышленностью, превысило 6 млн единиц. С начала контрнаступления под Москвой зимой 1941 года и вплоть до взятия Берлина и завершения военной кампании на Дальнем Востоке в 1945 году пистолет-пулемет Шпагина был верным товарищем советского солдата. События политической истории второй половины прошлого века не снизили актуальности его применения.

Этот материал доступен полностью для членов Клуба Калашников

Войти в клуб